ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Оценить влияние антиаритмических препаратов III класса соталола и амиодарона на проводимость и процессы реполяризации миокарда у больных неревматическими миокардитами (М) с желудочковыми аритмиями (ЖА).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В исследование включены 30 больных (16 мужчин и 14 женщин) в возрасте от 17 до 42 лет (30,3 ± 1,7 лет). Длительность заболевания колебалась от 1 месяца до 10 лет. Диагноз М устанавливался в соответствии с диагностическими критериями Нью-Йоркской ассоциации кардиологов (1964, 1973гг.). Всем больных проводилось ЭКГ исследование в 12-ти стандартных отведениях с учетом измерения продолжительности зубцов и интервалов ЭКГ: RR, PQ, QRS, QT, QTc, дисперсии QT (DQT и DQTc), JT, JTc с вычислением среднеарифметического значения для каждого в контрольном периоде и к концу курсового приема препаратов. Влияние соталола на показатели ЭКГ изучалось у 21 больных М с ЖА в дозах от 80 до 240 мг (в среднем 114,0±47,8 мг/сут) на 5-10 сутки приема (в среднем 6,5±4,0 сут). Амиодарон принимали 23 больных в дозе 600-1000 мг (678,3± 131,3 мг/сут) на на 8-10 сутки приема (в среднем 9,4±2,6).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

На фоне приема соталола и ами-одарона наблюдалось достоверное увеличению интервала RR на25,7±5,3%(р=0,0001)и13,8±4,0%(р=0,007),РОна2,0±0,6% (р=0,005) и 4,4+1,1% (р=0,0001) соответственно, при этом лишь у 1 (4,3%) больного принимавшего амиодарон наблюдалось усугубление АВ блокады I степени. Оба препарата практически не повлияли на ширину комплекса QRS. На фоне приема соталола продолжительность QT и JT возрастали на 7,1±1,6% (р=0,005) и 9,3±2,1% (р=0,0001) соответственно. По QTc и JTc наблюдалась обратная динамика: при этом если QTc достоверно уменьшился на 3,2± 1,3% (р=0,026), то укорочение JTc на 1,9±1,3% (р=0,152) не достигало статистической значимости. Показатели DQT и DQTc увеличилась на 20,0+10,4% (р=0,129) и 9,8+11,8% (р=0,690) соответственно. Амиодарон увеличил продолжительность интервалов QT на 10,2+2,0% (р=0,0001), QTc — 4,3±1,8% (р=0,031), JT — 13,7±2,7% (р=0,000|), JTc — 5,7±2,3% (р=0,029), DQT и DQTc на 28,6±15,4% (р=0,170) и 19,7+10,4% (р=0,279) соответственно. Динамика частоты сверхнормативных значений QT (более 420 мс) на фоне приема соталола не носила значимый характер, однако на приёме амиодарона увеличение имело тенденцию к статистической достоверности (5 против 0, % 2=3,590, р=0,058). Частота сверхнормативных значений QTc носила неодинаковый характер: так, из 10 (47,6%) больных, у которых длительность QTc в контрольном периоде превышала 420 мс, у половины на фоне терапии соталолом отмечена его нормализация (X 2=1,659, р=0,198). На фоне амиодарона сверхнормативные значения интервала QTc возросли в 1,6 раз (18 против 11, % 2=3,359, р=0,0067). Достоверное увеличение (более 50 мс) JT и JTc на приеме амиодарона наблюдалось у 8 (34%) и 4 (17%) больных соответственно и во всех случаях совпадало с увеличением показателей интервалов QT и QTc.

ВЫВОДЫ

Применение соталола и амиодарона у больных М с ЖА приводит к затруднению АВ-проводимости и не угнетает внутрижелудочковую проводимость. Соталол способствует достоверному увеличению интервалов QT и JT, однако уменьшает их корригированные величины по ЧСС — QTc и JTc, и не влияет на DQT и DQTc, что обусловлено р-блокирующим влиянием препарата за счет наличия левовращающего изомера. Амиодарон приводит к достоверному удлинению интервалов Q-T, Q-Tc, JT, JTc и недостоверному увеличению значений DQT и DQTc. При приёме амиодарона отмечено повышение частоты сверхнормативных значений интервала QT и QTc, которая имела тенденцию к достоверности.

Абдуллаев А.И.
Хорезмский филиал Республиканского специализированного
центра кардиологии, Ургенч, Узбекистан