Трескунов Карп Абрамович

Когда я учился в Военно-медицинской академии, моими любимыми предметами были патофизология и патоанатомия – фундаментальные науки медицины. В них можно было без конца внедряться в глубину и расплываться в ширину, задавать вопросы «Зачем это нужно ?» и самому на них отвечать, т.к. в учебниках ответов часто не было.

В 1973 г. ко мне на прием зашла красивая женщина тридцати двух лет. Внимание привлекли пылающие румянцем щеки и сверкающие огнем голубые глаза. Она подала мне медицинскую карту Швецовой Валентины Николаевны. Карта была открыта на странице, где хирургом было написано: «Направляется к терапевту с жалобами на боли в сердце». Я предложил Валентине Николаевне, - «Садитесь пожалуйста.». Но она как будто не слышала меня, продолжала стоять. При исследовании никаких заболеваний сердца я не нашел. Учащение пульса 120 ударов в минуту, объяснялось повышением температуры 39,8 ºС. Я попросил объяснить, почему такая высокая температура и почему она не садится.

И тогда Швецова рассказала: «Гинеколог назначил мне глюконат кальция внутримышечно. В нашей аптеке его не оказалось. Я, не долго думая, села в автобус и очутилась в Московской аптеке, предъявила рецепт и мне вручили две коробочки с ампулами. Прилетела, как на крыльях, домой, воодушевленная успехом, схватила две ампулы по десять кубиков, и бегом в процедурную. Медсестра, зараженная моей радостью, насосала из ампул в шприц 20 кубиков прозрачной жидкости, смело воткнула в ягодицу иглу и быстро надавила на поршень. Я закричала от сильной боли. Медсестра, заподозрив неладное, подняла ампулы и ахнула от ужаса: на ампулах написано – хлористый кальций – 10 %. Побежала к хирургу. Обкалывали физраствором, новокаином, УВЧ, наложили спиртовой компресс. Боли не проходили, а все больше увеличивались, повышалась температура. Я всю ночь не спала, утром поехала в Москву, в платную поликлинику. Хирург посмотрел, пощупал ягодицу , развел руками и нарисовал ужасную картину: «Месяца три надо мучиться, пока нарыв не созреет, его вскроют и выпустят гной, а потом будет еще месяц-два заживать втянутым рубцом. Опечаленная и убитая безысходностью я вернулась к своему хирургу. Снова УВЧ, компрессы, компрессы, УВЧ и так день за днем. Ягодица ярко-красная, твердое как дерево tº 39,8, разболелся весь левый бок в том числе и сердце. Сказала об этом хирургу и вот я у Вас. Помогите !»

К этому времени я глубоко проник в фитотерапию. Не надеясь на успех, я решил испробовать травы с уверенностью, что буду первым, сказал, - «Ромашку купите в аптеке, тысячелистник, зверобой, подорожник, мать-и-мачеху, донник, лапчатку гусиную, спорыш, крапиву, лопух, - мы пойдем сейчас и нарвем. Смешайте все поровну. Залейте крутым кипятком. Доведите до кипения. Полчаса постоит. Процедите, будете пить по 12 стакана 4 раза в день, а гущу прикладывать к ягодице 2 раза в день.» На дворе был июль. Мы быстро все травы нарвали. Валентина ч надеждой пошла домой, а я вернулся на прием. День за днем, за большим потоком больных, каждодневными заботами, я забыл про страдания Валентины. Через неделю звонок хирурга:

- «Карп Абрамович, почему Вы вмешиваетесь в мой лечебный процесс ? !» –
«О ком речь ? »,
- «О Швецовой.».
- «А что, я ей навредил ?»,
- «Да нет, но надо согласовывать со мной.»

Я к Нине в процедурную. А она бросилась меня обнимать, целовать:
- «Карп Абрамович, ведь Вы меня спасли от большой неприятности, меня хотели отдать под суд. У Швецовой все рассосалось и она уже на работе.».

Нина пригласила ее ко мне. И вот Валентина у меня. Она проявила здоровую инициативу, пила настой трав по 12 стакана не 4 раза в день, как я рекомендовал, а каждый час. Гущу держала на ягодице непрерывно, только смачивала ее настоем по мере высыхания. Уже в первую ночь крепко спала, боли утихли, tº к утру нормализовалась. Через 3 дня ягодица стала мягкой, эластичной упругой, как будто ничего и не было. Я был в восторге. Ведь это важное открытие ! Этим сбором я, с неизменным успехом, стал лечить: старые маститы («грудница»), фурункулы, карбункулы, начинающиеся абсцессы, смертельно опасные стафилококковые пневмонии, перитониты и др. болезни воспаления. Так родился Российский патент № 2007117 от 13.04.1987 г.

Пришлось в корне пересмотреть теорию воспаления. Во всех учебниках, энциклопедиях пишут: воспаление это защитная реакция организма на вредный агент. Значит ее надо беречь и лелеять. «Воспаление развивается как защитно-приспособительная реакция на болезнетворное раздражение.» (БМЭ т.5, М. 1958, с. 1062). В БМЭ изд. III, т.4, с. 1220 определение разбавили, но суть та же. «Воспаление болезненный процесс, сопровождающийся болью, жаром, припухлостью и краснотой пораженной ткани.» (С.И. Ожегов и Н.Ю.Шведова «Толковый словарь русского языка», М.1997 г., с. 98).

Это определение касается только первой стадии воспаления. Но вот вопросы:

  • От чего защищает воспаление при ожоге ?
  • При аллергии ?
  • При внутривенном мышечном и подкожном введении гипертонического раствора хлористого кальция ?


Ответа на этот вопрос мы не найдем ни в одном руководстве по ожогам. Больше того, в толстых книгах об ожогах нет даже упоминания о воспалении и его лечении. «Лечение ожогов начинают с проведения комплексной противоожоговой терапии, в которой ведущее место занимают мероприятия, направленные на замещение плазмопотери: переливание жидкостей, плазмы или белковых заменителей, консервированной крови. Одновременно начинают интенсивную антибиотикотерапию…». А воспаление пусть в это время творит свое пагубное дело. «Важнейшей частью современного лечения ожогов является кожная пластика…» [А.В.Григорян. Руководство к практическим занятиям по общей хирургии. Изд.II испр. И дополн. М. Медицина, 1976 г. с.206-207]. Ничего не изменилось до настоящего времени, а все больше и больше людей с ожогами гибнут именно от воспаления.

Часть 2

Часть 3