В День медика задались вопросом о врачебной этике. Обязан ли врач определенным образом относится к пациентам? Любить, уважать, сострадать? Если да, как этого достичь? Если нет, как регулировать отношения врач-пациент? Об этом мы спросили хирурга Владимира Бакушина и психотерапевта Клавдию Белоус.

Чего не хватает пациентам

В США недавно провели исследование, которое доказало: немало страданий пациентов связаны не с болезнями, а с отношением к ним медперсонала. И это в стране, где специалиста за повышение голоса или отсутствие «дежурной улыбки» ждет увольнение.

Некоторые пациенты, условно говоря, страдают от неразделенной любви к врачам («я к нему со всей душой, а он даже мои жалобы не дослушивает»). Другие – от взаимной нелюбви. Самые распространенные жалобы: неделикатное сообщение о диагнозе и прогнозах недуга, обсуждение состояния пациента с коллегами при нем, нарушение границ. В целом на нехватку человечности жалуется 48% тех, кто пребывает в стационарах. А вот среди бывших клиентов недовольных намного меньше. Исследователи объясняют это тем, что, выздоравливая, люди склонны забывать недостатки - из благодарности медикам или чтобы вычеркнуть негатив вместе с болезнью из памяти.

врач

Мнение ЗА. Хирург Владимир Бакушин: «втюриться» в профессию - невозможно

Я не считаю, что «врачевание любовью» — это только красивые слова. Хотя я сам могу перечислить возражения тех медиков, кто в них не верит. Большой поток пациентов, мало времени на каждого (у терапевта может быть минимум — 6 мин).

Многие коллеги скажут, что любить – нереально. Максимум – профессию. Именно поэтому, мол, они выбрали быть врачом. Но я не понимаю, как это – «втюриться» в профессию. Хирургам нравится именно делать разрезы? Стоматологам – сверлить зубы? Любить выслушивать хрипы? И это я еще назвал не все врачебные специализации… Можно любить лечить, исцелять – но это уже возможно только по отношению к конкретному человеку. Если бормашинка тебе ближе, чем пациент, ты не врач, а оператор бормашинки. Не зря еще Парацельс говорил: «Важнейшая основа лекарства — любовь». Или Гиппократ, клятву которого мы приносим, также говорил: «Врач должен быть открытым для людей, так как суровость делает его недоступным для больных».

Потратив чувства на пациентов, специалист не оставит душевных ресурсов для близких людей, для семьи. Невозможно любить из-под палки, даже к жене или мужу может не быть чувств, хотя «надо». Насильно мил не будешь, а пациенты с их часто не по делу жалобами, взвинченностью, скандалами, обрывками знаний из интернета – часто предстают для врача далеко не милой стороной. Невозможно отвечать всем требованиям, а чем больше идешь навстречу, тем больше садятся на шею. «ТЫЖВРАЧ» - когда медикам пытаются звонить по ночам, расспрашивают о своих диагнозах на отдыхе и всячески игнорируют тот факт, что врач – тоже человек, со своими потребностями.
И самое весомое: эмоции мешают беспристрастности, объективности. Кому, как ни хирургам знать, что из-за жалости может дрогнуть рука, и вообще ампутация – это больно и ужасно, зато спасает человека от смерти. Как ни странно, со всем этим спорить не буду.

Вам будет интересно: Отношение врача к пациенту влияет на лечение

Но я утверждаю, что любовь – это не чувства, а рационально-волевой выбор. Не слова, а действия. В таком смысле ее понимают в христианстве. «Любовь долготерапит, не помнит зла, не ищет своего».
Если ты надел белый халат, выбрал эту профессию, должен встать в позицию подчинения интересам пациента, научится принимать любого человека без раздражения, ставить себя на его место. Порой слово лечит лучше операций и медикаментов. Но такая любовь – это не лирика, а иногда жесткость. Кого-то надо напугать последствиями, кого-то взбордить… Важно, чтобы врач это делал, оглядываясь не на свое настроение, тяжелую ночную смену, усталость, а на потребности пациента. Доктор должен поднимать силы в пациенте, создавать для него мотивацию на выздоровление. И вместе продвигаться к успеху в лечении.
К сожалению, в вузах врачей учат общаться с трупами, а не людьми. Психологию общения, конфликтологию не преподают. Сейчас во многих странах в клиниках вводят должность конфликтолога – но такая задача бы не стояла, если бы врачи деятельно любили пациентов. Конечно, для этого необходимо понимать, есть ли у человека призвание, сможет ли он быть по-настоящему гуманным. Такой отбор будет реальным тогда, когда будет спрос на профессию медика, когда врачи не будут получать копейки в государственных учреждениях. Тогда врач сможет видеть своих пациентов не просто глазами, а душой, и лечить не один орган – а организм, включающий тело и психику.

Мнение ПРОТИВ. Психотерапевт Клавдия Белоус: чувствительных врачей ждут болезни и "выгорание"

Клавдия Белоус Психотерапевт

Это история жизни пожилой женщины – невропатолога. Немного рассеянная, громко кашляет, так как хронический бронхит (много курит), и в силу возраста плоховато слышит. Добрые глаза, морщинки от внешних уголков добрались почти до ушей, а губы поджаты до белизны в длинное тире, только уголки, намеком стремятся вниз. История начинается, как сказка…

Жила-была одна девочка. Вся такая «оченьмолодец» - отзывчивая, чуткая и внимательная к окружающим. С детства знала, кем хочет быть – врачом, конечно, людям помогать. У девочки сестра была младшая. Пока девочка о профессии мечтала, все изобилие сострадания и заботы доставались сестре. Девочка выросла. С пятой попытки поступила в медицинский ВУЗ (потому что без связей!) и мечты сбылись – стала врачом. Причем прекрасным специалистом, из тех, что нарасхват. Стала причинять заботу на законных основаниях. И все бы хорошо… Да вот младшая сестра по сей день упрекает ее в бестактности и отстраненности от проблем родных и близких.

При упоминании о претензиях сестры, самого родного человека, лишь легкое недоумение еле уловимо проскальзывает в тоне невропатолога. А в остальном она уверенно кивает, рассуждая о необходимости врачей абстрагироваться от переживаний. Абсолютно спокойный, бесстрастный уверенный в себе профессионал.
Это – типичная грустная для врачей история. Регулярное целенаправленное игнорирование своих чувств, приводит к снижению способности их распознавать.

Врач, «по-человечески» относящийся к пациентам, разделяющий их переживания и сострадающий – это миф. Если же он появляется во плоти, то существует в этой плоти недолго. А именно – быстро заболевает сам или соблазняется дорожками зависимостей.
К примеру, один мой знакомый хирург порой перед операцией так напивался, что при виде разреза его мутило. По статистике британских ученых врачей-алкоголиков - 7%! И это только те случаи, в которых алкоголизм официально признавали! Врачей, сохраняющих чувствительность в полном объеме, может ожидать скользкая дорожка разного рода зависимостей, психосоматических и других последствий.

В каком состоянии люди приходят к врачу? Тревога, боль, страх, раздражение. Иногда горе. Вся та непростая гамма чувств, которая «не-знаю-даже-кому» по душе. И еще с надеждой. Ожиданием, что все наладится. Пытаясь целиком и полностью делегировать медперсоналу, и врачу (в первую очередь), ответственность за свое благополучие. Зачастую не только физическое, но и психоэмоциональное. И врач, если не расчитывать всерьез, что он всемогущий и двужильный, нагрузку получает не шуточную.

Находиться ежедневно рядом с человеком, пережившим утрату, мучительно. Зачастую сложнее, чем эту самую утрату пережить самому. Так и с больным, особенно тяжело больным. В качестве примера всплывают в памяти всяческие скверные старушки, из тех, что только жалуются и кряхтят. Тянут жилы. Не бодрая деятельная старость, но болезнь мнимая или явная. Больной человек уже вызывает раздражение, потому как нуждается в помощи. Тяжело больной вызывает чувства куда сложнее: бессилие помочь, глубокое сочувствие и душевную боль, ярость, сопровождающую несвоевременность или сами изменения. И в довесок к вышеупомянутому, так, как будто бы мало этого, стыд и вина. Стыд и вина за случайные срывы, за покрикивание на больного, за все-все случаи, когда не хватило терпения дослушать рассказ, за то, что выбираешь себя, а не несчастного и страдающего близкого.
Так вот. Для врача это работа.

И все эти переживания были бы ее частью, если бы врач не отстранялся. И это повальное эмоциональное анестезирование - здоровый способ приспособления, попытка наиболее гуманным способом уберечь себя и одновременно повысить уровень профессионализма.

Автор: Алина Мирошникова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: