Здравствуйте Уважаемая Елена Петровна !У меня в голове всякая ерунда, я читаю всякие сообщение ,что...

Есть ответ
Здравствуйте Уважаемая Елена Петровна !У меня в голове всякая ерунда, я читаю всякие сообщение ,что прислали женщины и очень переживаю за своего малыша, подскажите мне пожалуйста , если плод замерает то до каково срока это может произойти ( мне сказали что до 5-ти месяцев) и как это можно узнать если узи только в 12 22 32 недели, есть какие то признаки?, меня сестра называет шизафреничкой)))) потому, что я так переживаю ,что не могу этого скрыть!Спасибо вам за терпение со мной не легко и я представляю сколько ещё женщин пишит вам! Спасибо за ваш опыт ,а опыт я вижу у вас ОЧЕНЬ великий! Спасибо за ответ

Ответы врачей

Березовская Елена Петровна

Березовская Елена Петровна

Вот вам небольшая выдержка из моей книги "Ангел", которую я готовлю к публикации:

На самом деле первая встреча с «потусторонними существами» была еще задолго до моего осознанного восприятия этого мира, и это была не самая приятная встреча.
Я была беременна, когда внезапно заболела серьезным воспалением легких и легочных оболочек. Мое состояние ухудшалось с каждым днем. В больнице, к сожаленью, я столкнулась в врачами, которых меньше всего беспокоили мои проблемы со здоровьем и моя беременность. Мне предлагались некоторые виды лечения, но никто толком меня не обследовал. Я отказалась от сильных антибиотиков, потому что не хотела навредить своему маленькому плодику, пол которого я не знала в то время, и даже не знала, живой этот ребенок или нет, так срок был всего лишь 16 недель. Моя первая беременность закончилась очень серьезным заболеванием в результате гибели плода, поэтому данная беременность была важна для меня, как женщины и будущей матери.
Я увядала не по дням, а по часам. Что-то сдавливало мои дыхательные пути, и я задыхалась в приступах удушья. У меня не было классических признаков воспаления легких, но время от времени при изменении положения тела я чувствовала движение жидкости в легких. Врачи выслушивали мои легкие, обычно в моем положении лежа, то есть в покое, поэтому вообще ничего не могли услышать, кроме очень притупленного дыхания, как они выражались. Однажды, молодая студентка медицинского института сидела рядом со мной, распрашивая историю болезни, и я предложила послущать мои легкие в процессе изменения положения тела. То, что она услышала, шокировало ее – шум почти бушуюшей реки. Она побежала в ординаторскую за врачами, стараясь объяснить им, что она обнаружила. Естественно, над ней только посмеялись. Однако мое состояние не улучшалось.
Прошел месяц, когда к моим печальным родителям и мужу подошел врач и сказал, что меня лучше всего забрать домой, чтобы ... я умерла в домашних условиях. И точка. Такой был приговор, выбранный не мною.
Врачам просто надоела упрямая пациентка, которая отказывалась от токсической дозы каких-то новых антибиотиков и от аборта. Я спрашивала врачей:
- Если я соглашусь на применение этих антибиотиков, какова вероятность, что мой ребенок не пострадает?
- Такой вероятности нет, потому что данные антибиотики противопоказаны при беременности. – отвечали врачи. – Но в данный момент мы не думаем о твоем ребенке, потому что он врят ли выживет. Выжить должна ты. Лучше всего сделать аборт.
- Но аборт делать во время активного инфекционного процесса женщины нельзя, не так ли? – возражала я. – Это значит, что я могу умереть от наркоза из-за того, что едва дышу самостоятельно, от самой процедуры, потому что мое состояние не позволяет проводить многое, от инфицирования всего организма через кровь и лимфу, и т.д. Какой у меня шанс выжить после аборта?
- Невысокий из-за твоего состояния. – отвечали врачи.
- То есть, я могу умереть не от воспаления легких и плевры, но и от аборта и распространения инфекции?
- Совершенно верно.
- Тогда какой же смысл убивать ребенка, если шансы выжить или умереть у нас обоих одинаковы? – был мой последний вопрос.
Ответа я так и не получила. Но от аборта отказалась. Поэтому на мне «поставили крест», отправляя домой умирать.

В палате находилось восемь человек, все с какими-то легочными заболеваниями. У двоих женщин были классические признаки активной туберкулезной инфекции, что даже мне, студентке четвертого курса медицинского института, это было ясно. Однако врачи меньше всего обращали внимание на этих двух женщин. Эти женщины заботились обо мне, принося воду, еду, сопровождая в туалет. Днем эта палата была похожа на улей, где без конца все разговаривали друг с другом или посетителями. Ночью же комната заполнялась кашлем, храпом, стонами. Я не могла спать вообще: из-за удушья и шума.
Когда я услышала «приговор» врачей, я долго не могла уснуть. Полусидя, я тупо смотрела на стены, потолок, спящих, ни о чем не думая, желая поскорее уснуть и забыться, чтобы не видеть эту комнату с ее больными обитателями. Но удушье не давало мне успокоиться и расслабиться.
Вдруг в одном из углов я увидела тень – ченую тень.
В то время я была воспитана в духе атеизма, но почему-то тут же в моей голове возникла мысль: «Ангел Смерти». Я посмотрела на часы, чтобы быть уверенной, что я не сплю и это не сон. Часы показывали без десяти четыре утра. Я ущипнула руку и почувствовала боль. Я точно не сплю. Но тень тоже никуда не исчезла. У меня не было другого выхода, как согласиться на странный телепатический разговор на уровне мыслей.
- Я пришел за тобой. – сказала тень, лицо которой я не могла рассмотреть из-за черного одеяния поверх «тела и головы» этого нефизического существа.
Странно, я не ощущала страха. Наоборот, была очень спокойной.
- Я не готова умереть. – ответила решительно я, посылая мой ответ в виде мысли.
Тень молчала.
- Посмотри, внутри во мне есть новая жизнь, маленький ребенок, который ДОЛЖЕН родиться. Поэтому я не имею права умирать. Найди кого-то другого, слабого, немощного, чья жизнь уже закончена, кто уже не может наслаждаться этой жизнью, а меня оставь в покое. Я не могу умереть, не могу и точка.
Тень опять молчала, а потом исчезла, как будто ее вовсе не было.
Я старалась понять, что все это значит. Мне не хотелось верить, что это было правдой, что я не спала, что это не фантазия моего уставшего от болезни воображения. Я уснула.

Рано утром в палату вбежал мой муж, весьма расстроенный.
- Мы получили очень печальную новость. Умерла моя няня, бабушка Ксения. – сказал он. – Меня просят приехать на похорона, но я не могу тебя оставить одну.
У меня застыла кровь в жилах от услышанного. Но я спокойно спросила.
- Когда она умерла? В котором часу?
- Я не знаю точно. – ответил Юрий. – Где-то под утро.
- Поезжай в село, отдай последний долг своей любимой няне, а за меня не переживай. Теперь все будет хорошо. – сказала я, и потом добавила. – Узнай, пожалуйста, в котором часу умерла бабушка Ксения. Это важно.
Я не могла рассказать даже собственному мужу о том, что случилось ночью, потому что мне не хотелось быть непонятой им. В то время мы не говорили с ним на темы Бога, жизни после смерти, ангелов и многого другого. Мы были молодыми студентами, приоритетом которых была учеба.

Хотя мой муж и не хотел уезжать, я настояла на своем. В течение его отсуствия мой отец «случайно» встретил старого знакомого, который занимал довольно отвественный пост в руководящих партийных органах, и рассказал ему о моей болезни, о том, что меня выписывают домой. Этот человек был тронут до глубины души моими проблемами и предложил перевести меня в элитную больницу, где проходили лечение только коммунистические вожди и высоко поставленные руководители определенных учреждений и инстанций. Больница для «избранных народом».
Мой муж вернулся через сутки. Я попросила рассказать его о том, что произошло в последние дни и часы жизни его няни.
Бабушка Ксения была довольно старой, когда я впервые увидела ее. Она жила в маленькой, просто нищенской, избушке, без особого дохода, вместе со своей племянницей. Мы подружились с ней быстро, и она рассказывала мне о детстве моего мужа, его сестры, матери и дядей, для которых она была нянькой, одновременно выполняя обязанности служанки.
В последний год бабушка Ксения перенесла несколько кровоизлияний в мозг и была несколько раз парализована. Она умерла около четырех часов утра в тот день, когда меня посетил Ангел Смерти.
Длительный период времени я не рассказывала о случившемся никому, стараясь забыть эту тень и наш разговор, как забывают многие фантазии и мечты. Мне не хотелось стать посмешищем близких людей, мне не хотелось услышать насмешки о моей «ненормальности», и что мне «нужно лечиться».
Люди часто становятся жервами тех, у кого не хватает вежливости выслушать и принять услышанное за правду, потому что у каждого из нас своя правда. Мы слышим то, что хотим услышать. Мы видим то, что хотим увидеть. Хотела ли я увидеть Ангела Смерти, будучи неверующей в ангелы и Бога? Я знала одно: я не хотела умирать, я не была готова умирать, и мне хотелось, чтобы в моей жизни произшло ЧТО-ТО, что могло полностью изменить эту жизнь, но не забрать эту жизнь. Это что-то окалалось началом моей жизни, когда я открыла свою дверь в МИР, соединив материальное с нематериальным в одно понятие – понятие ЖИЗНИ, не зависимо от уровня и вида ее проявления.
Я родила в срок здоровую красивую девочку-дочку, с которой у меня всегда были и есть теплые открытые отношения.
Через год и пять месяцев родился сыночек. Беременность протекала очень легко, а роды были без боли. Сынок постоянно улыбался и никогда не капризничал, принося нам, родителям, огромное удовольствие и наслаждение в выполнении наших родительских обязанностей.


Березовская Елена Петровна

Березовская Елена Петровна

Кристина, поэтому важно не читать, что пишут другие. Вопросы женщины задают из-за наличия у них проблем. или же СТРАХОВ (как вы). И чем больше вы добавляете к своим страхам страхи других, тем больше вы не живете, а мучаетесь жизнью. А ребенок ваш смотрит на вас со стороны своей темно-красной коморки и думает: "Мам, и куда ты смотришь? Я здесь! Ты бы лучше со мной пообщалась, а не с жещинами, теряющими детей!"
Давайте сделаем так: забудем слова "выкидыш", "потеря", "смерть", "замершая" , а будем пользоваться словами "новая жизнь", "малыш", "здоровье", "роды в срок". Положите руку на свой животик и начните говорить с ребенком. Расскажите ему, как вы его ждете в своей жизни. Включите ему музыку, почитайте ему сказки, спойте колыбельные, спросите, как он там себя чувствует. Договоритесь, что "да" будет его движение ножкой. И вскоре, когда придет время (осталось несколько недель), вы начнете чувствовать толчки. Радуйтесь при каждой мысли, что внутри вас живет маленькое чудо! И тогда никаким страхам не будет места.
(Моя сестра попала в аварию на днях. Слава богу, живая. Повредила немного ногу, но уже все заживает. И я РАДУЮСЬ тому, что худшего не случилось, и даже не хочу думать о худшем!!!)